Нэлли Бут рассказала о кадровых перестановках в омском Музыкальном театре

Новый директор готова к кардинальным переменам, чтобы дать учреждению Мельпомены второе дыхание

9 сентября 2017 в 08:56, просмотров: 1826

В Омском музыкальном театре назначили нового директора – им стала Нэлли Бут, руководившая до этого Государственным центром народного творчества Омской области Дворец искусств им. А.М. Малунцева. По мнению министра культуры Юрия Трофимова, кандидатура самая подходящая. Режиссер по образованию, Бут имеет опыт в организации работы театра, руководила комитетом культуры и искусства администрации Тарского района, да и коллеги единогласно пришли к тому, что человек она компетентный.

Нэлли Бут рассказала о кадровых перестановках в омском Музыкальном театре
muz-teatr-omsk.ru

– Нэлли Александровна, как вы отреагировали на предложение стать директором музыкального театра? Колебаний не было?

– Были большие сомнения. Смогу – не смогу, справлюсь – не справлюсь. Но советоваться тяжело с кем-то по такому вопросу. Конечно, есть несколько человек, чьим мнением я дорожу, я спросила их совета. Но человек сам принимает решение. И мне пришлось его принять. После того, как состоялось заседание общественного совета, и я услышала, что коллеги поддержали мою кандидатуру, тогда уже более-менее уверенность появилась. А так, конечно, для любого человека новое дело – это всегда сомнения. Объемы совсем другие. Взять хотя бы количество сотрудников: сейчас у меня в подчинении более 350 человек – и творческий состав, и технические службы. Это в три раза больше, чем на прошлом месте работы.

– Какими будут ваши первые шаги в новой должности?

– Первый – досконально познакомиться со всем большим хозяйством. Потому что даже на сегодняшний день я осмотрела только половину помещений. Второе – нам надо запустить сезон. Это самое главное. К началу сезона нужно проверить, готова или нет материально-техническая часть, готово ли здание, актеры, все ли на месте. Ни для кого не секрет, несколько человек уехали их труппы. Это тоже невосполнимые потери: нам не хватает теноров, а на их голосах завязан репертуар. Если смотрели нашу афишу на входе, то видели, что несколько спектаклей заменены. Это связано только с тем, что какие-то актеры уехали. Сейчас приглашаем людей на прослушивания. Какие-то победы театра – это всегда заслуга актеров, а нам надо с проблемами справиться.

– Вы прошлись по театру, осмотрели все хозяйским взглядом. Какие впечатления? 

– Грустно. 36 лет никаких вложений не делалось. Конечно же, театр требует реконструкции. Даже хотя бы потому что здесь холодно. Окна из металлического профиля. Когда ставят пластик – сразу теплее становится. Кресла необходимо менять, интерьер потускнел. Оборудование хотелось бы новое. Конечно, нам хочется, чтобы у нас было все, как в других больших театрах, но пока довольствуемся тем, что имеем. У нас много талантливых технических специалистов: они все подделывают, подкручивают, рационализаторские вещи применяют, чтобы спектакли шли. 

Мы понимаем, что для реконструкции нужно много денег, а их нет. Будем своими силами какие-то вопросы закрывать. Многие благотворительные вещи теперь давать не сможем. Я ко всем обращалась и говорила: не обижайтесь, но и актерам, и театру надо на что-то жить, поэтому билеты бесплатно раздавать не будем. Взамен сделали побольше социальных билетов, но какую-то копеечку они все равно будут стоить. Нам надо зарабатывать.

– А для того, чтобы зарабатывать, нужны успешные спектакли... Зампред правительства Владимир Компанейщиков недавно довольно резко высказался в отношении репертуара театра, заявив, что ни ярких постановок, ни восторженных зрителей у него давно нет. Согласитесь с этим?

– Как зритель я понимаю, что есть проблемы. Но мне нужно вникнуть глубоко в причины происходящего. Может, это неправильный подбор репертуара, а, может, надо просто подумать, как старое поставить по-новому. Будем думать.

Конечно, время требует перемен. Раньше мы смотрели оперетты, сейчас больше популярны мюзиклы. По сути, это одно и то же, но взгляд немножко другой, уровень другой. Надеюсь, что мы что-то придумаем. Это зависит не только от меня, но и от и режиссера, художника, главного дирижера, музыкантов, актеров.   

Хочется молодежь подтянуть. У нас есть музыкальное училище им. В.Я.Шебалина, где много талантливых ребят, музыкантов. Может, какую-то постановку с молодежью сделать. К нам ведь многие на практику приходят – почему нет. Правда, пока это только мои мечты, надо, чтобы еще и режиссер созрел. Надо пока начать сезон, а дальше будем мудрить.

– Вы будете принимать активное участие в определении репертуарной политики?

– Конечно! Иначе никак. Все равно руководитель должен сказать свое слово. Но есть еще и другие ключевые фигуры, которые также должны свои предложения вносить. Одно из ближайших запланированных дел – создание художественного совета, с которым мы будем заниматься репертуарной политикой. Это немаловажно для любого творческого коллектива. В последнее время как такового худсовета в театре не было. Не скажу, что это нововведение, скорее, возвращение к хорошо забытому. Членами этого совета должны стать уважаемые люди, к чьему мнению прислушиваются как молодые артисты, так и мэтры. Коллектив будет предлагать кандидатуры, выбирать, голосовать. 

– Приход нового руководителя – это всегда очень волнительно для коллектива…

– Да это стресс! Мы пока присматриваемся друг к другу, размышляем, разговариваем. Сегодня бродили, обсуждали, что хотелось бы сделать. Я не скрываю: да, должны быть кадровые перестановки. Но какие именно – пока сказать не могу.

– Если поймете, что есть необходимость в жестком кадровом решении, вы его примете?

– Приму. А зачем иначе я сюда пришла? 

Нэлли Бут, новый директор Омского музыкального театра. omskregion.info

– Нэлли Александровна, на ваш взгляд, каким должен быть современный театр? Какие цели он должен перед собой ставить?

– Во-первых, театр должен воспитывать, а не только досуг скрашивать и давать мозгу отдыхать. Мне кажется, воспитательную функцию никто с театра никогда не снимет. Поэтому мы будем ставить классику. Мы должны это делать, просто смотреть на нее современным взглядом, делать спектакли в современной переработке. Что же касается другого репертуара, все говорят: нам бы отдыхать, нам бы комедии. Да, это тоже надо.  Музыкальные комедии я в детстве очень любила, многие знала чуть ли не наизусть. Хотя спроси меня сейчас, я бы уже что-нибудь серьезное посмотрела, оперу какую-нибудь хорошую. Или хороший балет, например. Такой, чтобы как в детстве: «Ах!» И дух захватило.

– Очень непросто создать спектакль, который становится настоящим открытием для зрителя. 

– Да! Удивлением, открытием, событием в жизни! Сегодня, к сожалению, театр не всегда такое может дать. И, опять же, тому есть причины. 

Нам надо создать условия для актеров, которые бы выдавали все, что могли. А не думали о заботах. Конечно, хочется, чтобы к нам ехали с желанием, чтобы стремились сюда, но для этого ряд условий должен соблюдаться. И он больше меркантильный – это зарплата, это жилье. Поэтому мы снова возвращаемся к тому, что нам надо больше зарабатывать. Государство дает нам какой-то минимум, а все, что сверх, мы должны сделать сами. Да, не всегда на сегодняшний день театр дает то, что становится откровением. Но так происходит не только в музыкальном театре. 

– Но как-то ведь нужно приходить к этому откровению. Невзирая на проблемы с финансированием, на кадровые неурядицы. 

– Нужна хорошая драматургия. Режиссер, актерский ансамбль. Если говорить о музыкальном театре, то нужен хороший оркестр и, разумеется, концертмейстер. Когда это складывается, все получается. Здесь коллектив должен быть одним целым, несмотря на то, что музыкальный театр – это множество разных направлений. Я пока только на одну репетицию одним глазком посмотрела. Сейчас будем открывать сезон, буду более детально во все вникать. Нет предела совершенству.

– Как вы вообще оцените востребованность музыкального театра в Омске? Становятся ли опера, балет более популярны среди омичей?

– Нельзя сказать, что балет, опера – это популярное искусство. Но любой человек должен что-то об этом искусстве знать. Может, ты не будешь любить, но знать-то должен. Побывать, чтобы сказать: «Да, мне это понравилось». Или: «Нет, мне это не понравилось». Тогда ты не выпадаешь из контекста, из культурного слоя, не остаешься в стороне. Да, современный поп-, рок – это тоже нужно. Я, например, не поклонница рока, но все равно что-то послушаю обязательно для того, чтобы быть в курсе. А иногда встречаются такие композиции, что думаешь: надо же как здорово. И они становятся любимыми. Так же и здесь. Я впервые балет смотрела в Екатеринбургском театре оперы и балета, шел спектакль «Ромео и Джульетта». Это было потрясение. Люди постоянно обсуждали, говорили: «Сегодня танцует эта актриса, сходите, посмотрите!». Если все говорят об этом, то как не знать? А оперу я смотрела первый раз в Ташкенте – постановку «Петр Первый». Это было что-то гениальное. Хотя, может, спектакль и рядовой был, просто нам (мы были тогда классе в 7-8) так казалось. Когда все это сделано еще и с хорошим светом, с хорошими декорациями... Мне кажется, это всегда сказка. 

– В любом случае, для перемен нужно время. Вы поставили перед собой какую-то планку? За какой срок хотите выйти на новый уровень?

– Если бы мы говорили не о театре, я бы сказала, что для любого дела нужно минимум 1,5 года. Чтобы все понять, что-то поменять и посмотреть на результаты. Раньше это было 2 года, но сейчас все происходит быстрее, время спрессовывается. Боязно что-либо загадывать. Надо этот сезон проработать, чтобы что-то понять. Много чего хотелось бы кардинально поменять, но делать это надо постепенно. Я вижу, что у людей тоже есть желание что-то изменить. Это самое ценное на сегодняшний день. Когда у нас будет сбор, я обязательно скажу актерскому составу, что от нас самих многое зависит: с холодным носом мы играем или отдаемся искусству полностью, сгораем на сцене, и человек уходит, прослезившись. Посмотрим, кто как будет готов кинуться в бой, в бучу кипучих дней. Будем работать.






Партнеры