Что палач Сталина сделал за три месяца пребывания в Омске?

Жестокий Железный Феликс Дзержинский: «Нет имени страшнее моего»

18 сентября 2017 в 07:17, просмотров: 1891

«Апостол террора», «рыцарь революции»: 140 лет назад родился один из лидеров партии большевиков, глава Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией Феликс Эдмундович Дзержинский. Став с 7 декабря 1917 года главой ВЧК, он прослыл человеком жестоким: жертвами «красного террора» стало огромное количество людей. Поводом же для данной публикации стал тот факт, что имя Дзержинского связано и с Омском: он пробыл в городе три месяца, решая проблемы организации работы железной дороги.

Что палач Сталина сделал за три месяца пребывания в Омске?
ИТАР-ТАСС

«Если бы мне пришлось жить сначала, я начал бы так же»

11 сентября 1877 года в имении Дзержиново Виленской губернии в семье польских столбовых дворян на свет появился пятый ребенок. Роды были тяжелыми: беременная мать не заметила открытый люк подпола и провалилась на несколько метров вниз. Удар был очень сильный, однако ребенок всем на удивление выжил. Потрясенный отец нарек младенца Феликс – то есть «счастливый». В будущем Железный Феликс, закусив губу, скажет о себе: «Нет имени страшнее моего...». Скоропостижное появление на свет было не первой печатью рока в семье – взять хотя бы историю знакомства четы Дзержинских. Двадцатипятилетний домашний учитель Эдмунд Иосифович, решившийся обучать математике дочерей профессора Янушевского, страстно влюбился в четырнадцатилетнюю Елену, которая ответила столь же нежными чувствами. Застигнувший пару врасплох отец не нашел ничего лучше, как тайно обвенчать любовников. Семейная идиллия продлилась недолго: от чахотки умирает Эдмунд, и мать остается одна с восьмью детьми. Злой рок продолжает преследовать семью Дзержинских: когда морозным зимним утром братья Феликс и Станислав решают поупражняться в меткости по мишеням, на линии огня появляется сестра Ванда… Чья именно пуля убила ее, осталось неизвестным. Для семьи трагедия стала страшным потрясением, но сор из избы выносить не стали. Имя Ванды вычеркнули из семейного молитвенника, из альбомов убрали все фотографии с девушкой, и никогда ни в одном из писем Дзержинский не упомянет о младшей сестре – словно ее и не было.

«Чрезмерная строгость и слепая дисциплина — проклятые учителя для детей»

В семье Феликс слыл вундеркиндом: с шести лет читал по-польски, с семи – по-русски и по-еврейски. В десять лет мальчик поступил в престижную первую Виленскую гимназию, однако учился, по собственному признанию, скверно: дважды отсидел в первом классе и из нестыдных отметок имел только твердое «хорошо» по Закону Божьему. Учившийся на два класса старше будущий глава правительства Польши Юзеф Пилсудский с презрением отмечал, что «Дзержинский – серость, посредственность, без каких-либо ярких способностей». Однако хроническая неуспеваемость мальчика легко объяснялась условиями обучения – в конце XIX века воспитание в царских школах представляло собой жесткую систему, о которой впоследствии с содроганием вспоминали многие выпускники. Из гимназии Дзержинский ушел со скандалом, обругав педагогов «сволочами и мерзавцами» и дав прилюдную пощечину учителю немецкого языка. С юношеским максимализмом Феликс считал, что учеба ему ничего не давала: истово веруя, мальчик мечтал о сане священника. Позже несостоявшийся гимназист спохватился и занимался самообразованием всю оставшуюся жизнь – однако, по, по собственному признанию, образования ему не хватало. Недостаток знаний Дзержинский компенсировал упорством, аскетизмом и фанатичной верой: только уже не в Бога, а в идеалы революции. «Где выход из ада теперешней жизни, в которой господствует волчий закон эксплуатации, гнета, насилия? Выход — в идее жизни, базирующейся на гармонии, жизни полной, охватывающей все общество, все человечество», – говорил Дзержинский.

Воспитывался Феликс, как и большинство польских детей, в ненависти к России – по причине нещадного подавления русскими войсками польских восстаний в 1831 и 1863 годах. Вместо сказок на ночь мать рассказывала детям о патриотах Польши: повешенных, расстрелянных или угнанных в Сибирь. Позже Дзержинский признавался: «Еще мальчиком я мечтал о шапке-невидимке и уничтожении всех москалей». Видя беспросветную нужду виленских рабочих, Феликс ищет радикальные пути уничтожения несправедливости. В 16 лет он становится убежденным атеистом, в 17 лет вступает в нелегальный социал-демократический кружок, где изучает марксистскую литературу. После смерти матери Феликс полностью отдается партийной работе, попутно размышляя о светлом будущем, которое можно было построить, имея желание и силы. Итогом подобных размышлений становятся созданные Дзержинским «боювки» – группы вооруженной молодежи, подначивающие рабочих на вооруженную бузу. Весной 1897 года «боювка» Феликса искалечила железными прутьями группу рабочих, не желавших бастовать, и юноша бежит в Каунас. Последующие двадцать лет превратились в сплошную череду арестов, заключений в тюрьмах, ссылок, побегов и новых арестов – так, на вопрос, подвергался ли он репрессиям за революционную деятельность до Октябрьской революции, Феликс писал в анкете: «Арестовывался в 97, 900, 905, 906, 908 и 912 годах, просидел всего 11 лет в тюрьме, в том числе на каторге (8 плюс 3), был три раза в ссылке, всегда бежал».

«Если у вас нет судимости, то это не ваша заслуга, а наша недоработка»

20 декабря 1917 года постановлением Совнаркома была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). При обсуждении кандидатур на пост главы новой структуры Владимир Ленин выбирает человека беззаветно и фанатично преданного идеалам революции – «Железного Феликса». Прозвище возникло из-за малоизвестного случая на Лубянке. Окна кабинета выходили на улицу, и однажды оттуда в форточку влетела ручная граната. Дзержинский мгновенно сориентировался и укрылся в стальном сейфе. Взрыв выбил стекла, повредил мебель и стены, а когда на грохот прибежали коллеги, то в пыли и в дыму увидели целого и невредимого Феликса, которого за чудесное спасение и прозвали «железным». Уже позже прозвище стало ассоциироваться с непримиримостью к врагам стойкого и несгибаемого «рыцаря революции», о котором современники говорили либо с восторгом, либо с ненавистью.

Довелось Железному Феликсу побывать и в Омске. Об этом нам рассказал Алексей Сушко, доктор исторических наук, заведующий кафедрой «Отечественная история» ОмГТУ, автор монографии «Стражи революции»: Органы ГПУ – ОГПУ в Омском Прииртышье» (написана в соавторстве с В.П. Василевским).

– Феликса Эдмундовича многие знают только со стороны его карательной функции. Однако это только часть его биографии – перед нами многогранная личность, выдающийся организатор, человек, который беззаветно служил своим идеалам. В январе 1922 года была реализована знаменитая поездка Дзержинского в Сибирь. Почему же глава ВЧК поехал заниматься железными дорогами? Нужно вспомнить, что Феликс Эдмундович также был главой наркомата путей сообщения, а в 1921 году в стране стоял страшный голод. Единственная часть продуктов, которую удалось собрать, как раз находилась в Сибири. Налицо ситуация страшной разрухи, вокруг идет гражданская война, транспорт не справляется. То есть хлеб есть, а вывезти его не могут. Плюс очень важен внешнеполитический момент – новое правительство готовилось к конференции в Генуе в 1922 году и нужно было показать миру, что советская власть дееспособна и может решить подобные проблемы; фактически это был вопрос жизни и смерти. Дзержинского послали в Сибирь как выдающегося организатора, как руководителя двух важнейших для государства ведомств: и как главу наркомата путей сообщения, и как главу спецслужб. 

Алексей Сушко. Фото Дарина Нескоромная

Дзержинский пробыл в Омске с января по март 1922 года. Что же было сделано за эти три месяца? Еще в декабре 1921 года план перевозок не выполнялся и на 20%. Подозревали диверсии – поджоги, пожары в мастерских, ежемесячно десятки крупных крушений поездов. Когда стали разбираться с диверсиями, то выяснилось, что львиная доля происшествий – это человеческая безалаберность, безответственное отношение людей к своему труду, а также хищения и кражи. Дзержинский организовал работу по нескольким направлениям. Первое решение было силовым. Было вызвано более ста профессиональных чекистов. Начали жестко бороться со взяточничеством, с хищениями, за работой транспортников стали активно следить спецслужбы. Вторым шагом стало решение Дзержинского обратиться к специалистам царского времени. На тот момент был создан институт комиссаров – там сидели люди, ничего не понимающие в организации железных дорог, и умеющие лишь командовать и прикрываться политическими лозунгами. Именно с подачи Феликса Эдмундовича этот институт упразднили, был произведен кадровый переворот. Работой стали заниматься именно те люди, которые знали свое дело. Появились результаты. Наконец, нужно отметить, что на момент приезда столичной экспедиции железнодорожные рабочие больше трех месяцев не получали никакой зарплаты. Дзержинский не только полностью погасил задолженности, но и повысил оклад работникам. Имея с собой определенный запас одежды и продуктов, глава ВЧК помогал нуждающимся. Уже в феврале 1922 года, через месяц после приезда Железного Феликса в Сибирь, план перевозок выполнялся более чем на 60%. Меры, внедренные Дзержинским в Сибири менее чем за три месяца, позволили уже к 1923 году добиться того, что Транссибирская магистраль по числу перевозок превзошла довоенные результаты.

«Забота о детях есть лучшее средство истребления контрреволюции»

Наводя порядок в транспортном хозяйстве, глава ВЧК в то же время был председателем комиссии по улучшению жизни детей (то есть борьбе с беспризорностью). Только по официальным данным, беспризорниками за годы войны стало около 5 миллионов человек. Дзержинский организовал систему воспитательных учреждений, детских домов и колоний, в одной из которых ставил свои педагогические эксперименты молодой Макаренко. Вчерашние беспризорники получали образование, питание, медицинское обслуживание. Среди тех, кого вернул в нормальную жизнь Дзержинский — будущие академики, инженеры, конструкторы, военные, принесшие всемирную славу Советскому Союзу.

В 1924 г. Дзержинского назначают Председателем Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). На этом посту Дзержинский с присущей ему энергией борется за социалистическое переустройство страны, но желанных результатов не достигает – проблем слишком много. 20 июля 1926 года на пленуме ЦК по вопросам экономики Дзержинский заявляет: «Если вы посмотрите на весь наш аппарат, на всю нашу систему управления, на наш неслыханный бюрократизм, на нашу неслыханную возню со всевозможными согласованиями, то от всего этого я прихожу прямо в ужас. Дайте мне отставку… нельзя так работать!». Эмоциональное выступление провоцирует паралич сердца, от которого Дзержинский в этот же день умирает – также скоропостижно, как и появился на свет.



Партнеры