Нападающий «Авангарда» Андре Петерссон боится не оправдать собственных надежд

Хоккеист рассказал о творчестве на льду и общении с русскоязычными игроками

12 ноября 2017 в 12:51, просмотров: 1260

Креативный нападающий, игровик, универсал, способный и бросить, и отдать — все эти слова в полной мере относятся к Андре Петерссону. Но есть у него и особый талант: в любой, самой «системной» команде, оставаться «свободным художником». Знакомьтесь: нападающий омского «Авангарда» Андре Петерссон.

Нападающий «Авангарда» Андре Петерссон боится не оправдать собственных надежд

– Андре, у вас с женой недавно родился ребенок. Дочь или сын? Этот ребенок стал первенцем в вашей семье?

– Это дочка, ее зовут Эния, и она наш первый ребенок. В связи с ее рождением у нас получилось очень необычное лето: таких ярких впечатлений у меня, возможно, еще никогда не было в жизни!

– Но отдохнуть-то при этом удалось?

– Да, и отдохнуть удалось, и потренироваться, за что большое спасибо нашим родственникам. Они очень помогли нам, пока Эния была еще совсем маленькой. А сейчас ей уже пять месяцев, она намного лучше и ест, и спит, так что мне удается хорошо высыпаться.

– А как зовут твою жену?

– Ее зовут Кристина. И хотя официально она мне не жена, так как наш брак не зарегистрирован, тем не менее мы вместе уже три года.

– Как вы с ней познакомились?

– Мы встретились, когда я приехал в Швецию, в тренировочный лагерь национальной сборной. Вот тогда-то мы и познакомились, но встречались совсем недолго, так как я уехал в Россию, и наши отношения перешли в разряд «дружбы на расстоянии». Но когда я вновь вернулся домой, она меня ждала. И больше мы не расстаемся.

– Что в Омске тебе понравилось, а что пришлось не по душе?

– Хороший город! Очень неплохие магазины, рестораны. Но главное – это люди. Все омичи, с кем мне довелось познакомиться, – милые, отзывчивые, всегда готовые прийти на выручку. Хотя я и изучаю русский язык, но признаюсь честно, пока он не слишком хорош. Да и сам город я пока знаю не в совершенстве. Поэтому мне часто нужна помощь посторонних людей. И я ее всегда получаю.

– Неужели после стольких лет в нашей стране ты до сих пор без посторонней помощи не можешь объясниться с продавцом или официантом?

– Не то чтобы не могу. Просто делаю это медленно, ведь бегло говорить по-русски пока не научился. Нахожу общий язык со всеми, но, увы, очень медленно.

– В Омске сейчас кроме тебя еще три игрока из Швеции, у вас есть возможность общаться лишь между собой, без участия русскоязычных игроков. Есть ли соблазн замкнуться в своей шведской «диаспоре»?

– И ограничить все общение кругом из четырех человек?! Нет, такого соблазна точно нет! Во-первых, очень интересно, общаясь с местными ребятами, открывать для себя новую культуру, новые традиции. Во-вторых, команда – это как одна семья. Мы в течение сезона много времени проводим вместе, сражаемся друг за друга. Опять же, в командном успехе многое зависит от нашего взаимопонимания. И тут уж неважно, швед ты, чех, белорус или русский. У всех в «Авангарде», вне зависимости от национальности, отличные взаимоотношения.

hawk.ru

– А места у шведских игроков в раздевалке соседние?

– Наоборот, они рассеяны по всей раздевалке. Даже не знаю, случайно это сделано или преднамеренно. Но это хорошо, так мы все еще больше общаемся друг с другом на смеси из русского, английского, шведского и еще какого-то. (Смеется).

– В Омске от тебя многого ждут, смотрят как на потенциального лидера команды. Тебя не нервирует такое психологическое давление?

– Знаешь, никто не ждет от меня больше, чем я сам. Я так сильно стремлюсь совершенствоваться, быть полезным для своей команды, что на этом фоне любое внешнее давление не так заметно. Меня гораздо больше пугает перспектива не оправдать собственных надежд.

– Насколько ты доволен своей игрой на старте сезона?

– Не совсем. Думаю, что мне вполне по силам создавать больше остроты под воротами соперника, больше бросать, а главное – больше забивать. В «Авангарде» сейчас есть четыре практически равных по силе звена, но все же должны быть и лидеры, которые берут на себя основную ответственность за результат команды. А вообще, каждому из нас пока что есть в чем прибавлять. И когда мы это сделаем, «Авангард» начнет показывать игру совсем другого уровня.

– В межсезонье «Авангард» существенно обновился, пришли новые хоккеисты, и главное – новый тренер со своим пониманием хоккея. Насколько игроки уже поняли и приняли тактическую модель Скабелки, насколько понимают, чего он хочет?

– Не могу сказать, что этот процесс уже полностью завершен. Все-таки на то, чтобы довести новую игровую модель до совершенства, команде нужно чуть больше времени. Но, безусловно, сейчас мы гораздо лучше понимаем, что делать на льду, чем в самых первых матчах сезона.

– Ты – мастер нестандартных решений, свободный художник. Это не мешает тебе играть строго по той системе, которой требует придерживаться тренер?

– Меня часто называют «свободным художником», но сам себя я считаю, прежде всего, системным игроком. Другое дело, что я зачастую вижу, как можно что-то придумать в конкретном эпизоде, чтобы получилось лучше. Ну а если подобная импровизация идет на пользу команде, какой же тренер будет против?!

– Этому можно научиться или это от Бога?

– У кого-то от рождения есть отличный бросок, а кто-то в борьбе на пятачке с первых шагов в хоккее чувствует себя как рыба в воде. Но если никаких особых врожденных талантов нет, все эти качества можно и нужно натренировать. Просто тогда все дастся тяжелее, через большой труд. Но совсем уж играючи никому ничего не дается. И за внешней легкостью всегда стоит упорная работа.

– Ну а сам-то ты относишь себя к тем, кому многое дано от рождения, надо лишь отшлифовывать свой талант на тренировках? Или к тем, кто нынешнего уровня игры добился через реки пота?

– Скажу так: я с детства неплохо умел дорабатывать отскоки. (Улыбается). Но игра на игру не приходится: сегодня чувствую, что у меня идут броски, значит, буду чаще бросать. А в следующий раз, если «не пошло», поиграю в пас, поработаю на партнеров. Пота в любом случае проливать приходится немало. 

hawk.ru

– КХЛ огромна с географической точки зрения – от Словакии до Китая. Является ли это для тебя проблемой или, как минимум, неудобством?

– Ну, в этом смысле играть в SHL (Шведская хоккейная лига – прим. автора) гораздо скучнее. Поехал играть на выезде, а вечером уже дома. Никакой романтики! (Смеется.) То ли дело в КХЛ, когда ты отправляешься на четыре выездных матча подряд! В такие периоды ты проводишь много времени в коллективе, с ребятами из твоей команды. Мне это очень нравится!

– Следишь за тем, как выступают другие уроженцы Швеции в КХЛ?

– Конечно. У меня есть друзья в других клубах КХЛ, и, если выдается свободное время, я смотрю игры их команд. И уж в любом случае слежу за статистикой шведских игроков. Иногда у нас бывает и возможность пообщаться. Стараемся не терять связь.

– В 2012 году ты играл в клубе «Оттава Сенаторс». Какие воспоминания остались у тебя от НХЛ?

– Я провел в системе «сенаторов» в общей сложности два года, и это было хорошее время. Я был очень молод, относился ко всему как к приключению, мне было весело! А разве можно забыть тот момент, когда я впервые вышел на лед в официальном матче НХЛ?! Ну и посмотреть на то, как живут люди в мегаполисах Северной Америки, мне, пареньку из маленького шведского городка Олофстрем, было интересно.

– Тяжело было принять решение о возвращении из-за океана обратно в Европу?

– Всегда трудно принимать масштабные решения, которые должны в корне изменить всю твою жизнь. Но я решил, что в Европе у меня будет больше шансов расти как игроку. К тому же ребята, которые выступали в КХЛ, не скрывали своего восторга от этой лиги. Вот я и решил попробовать свои силы в России.

– Ты сыграл за сборную Швеции 26 матчей. Как полагаешь, тренеры «Тре Крунур» рассчитывают на тебя на будущей Олимпиаде?

 – Тут все зависит от меня самого, от того, как я буду играть за «Авангард». Показывай хороший уровень – и дверь в сборную ни для кого не закрыта. Ну а я, как, впрочем, и любой спортсмен, конечно же, мечтаю принять участие в Олимпийских играх. Еще будучи совсем маленьким мальчишкой, я в дни Игр не отходил от телевизора, болел за своих соотечественников. Причем не только за хоккеистов, но и за представителей других видов спорта. И мечтал сам когда-нибудь сражаться за свою страну на Олимпиаде. Надеюсь, моя детская мечта исполнится.




Партнеры