Воспитанница омского волейбола Анна Плигунова рассказала о карьере, семье и непростых решениях

«Я отказалась от работы в Турции, после того как мою маму и дочь захватили террористы»

10 февраля 2018 в 05:07, просмотров: 1090

Анна Плигунова – знаковая фигура для омского волейбола. Она была капитаном того легендарного «Спартака», который в 1999 году сенсационно, играя на площадках Новосибирска и Санкт-Петербурга, занял первое место в Высшей лиге и вернул Омску право выступать в Суперлиге. В последующие годы она защищала цвета «Омички», а сейчас является главным тренером волейбольной команды «Омь-СибГУОР». Одна из самых талантливых и техничных воспитанниц омского волейбола ответила на вопросы Алексея Одариева.

Воспитанница омского волейбола Анна Плигунова рассказала о карьере, семье и непростых решениях
Источник: volley55.ru

– Как правило, советские дети начинали заниматься спортом либо по воле родителей, либо послушав тренера, которые раньше часто ходили в школы и агитировали ребят приходить в их секции. А как вы начали заниматься волейболом?

– Именно так и начала. Я заканчивала четвертый класс, когда к нам в школу пришла тренер волейбольной секции Маргарита Петровна Торопова и спросила, хочет ли кто-то заниматься этим видом спорта. И я сразу же подняла руку. Не скажу, что меня так уж интересовал именно волейбол. Тут свою роль сыграл случай, ведь приди к нам тогда наставник из секции по гандболу или, скажем, баскетболу, я бы тоже сразу вызвалась. Дело в том, что на то время я уже четыре года занималась плаванием и с каждой новой тренировкой все острее чувствовала – это не мое. Я всегда была очень активным ребенком, и заниматься плаванием, где на голубой дорожке ты один на один с самим собой, мне было неинтересно. Хотелось попробовать что-то из игровых видов. А тут такой случай!

– В те годы кумиром юных поклонников футбола, хоккея и бокса были Пеле, Уэйн Грецки и Мухаммед Али. А у вас были кумиры – волейболистки?

– Нет, такого не было. Видите ли, в отличие от перечисленных вами видов спорта, волейбол очень мало показывали по телевизору, и мы практически не знали, как выглядят мировые звезды этого спорта. Это уже потом, когда я, совсем еще девчонка, впервые в жизни попала на матч омского «Спартака», увидела, как играют настоящие мастера, сказала самой себе: «Когда-нибудь я обязательно буду играть в этой команде». Моя мечта исполнилась, хотя для этого пришлось очень много потрудиться.

– Благодаря волейболу вы увидели мир: дважды были капитаном сборных студенческих команд – в 1992 году на Всемирной универсиаде в Англии, а в 1995 в Японии. Те визиты в столь непохожие на нашу Родину страны произвели на вас сильное впечатление?

– Еще какое! Конечно, у нас, спортсменок, не было возможности ходить по музеям, театрам, посещать памятники истории и архитектуры. Все-таки мы ведь ездили туда не как туристки, а на соревнования. Но все равно удавалось хоть в какой-то степени открывать для себя совершенно новую культуру, и это было очень интересно! А еще эти поездки сильно изменили меня как волейболистку. У нас в стране тогда играли и тренировались как-то более вяло, пассивно, что ли: получилось – хорошо, не получилось – ну и ладно. А там я увидела, какие страсти и эмоции, какая полная, запредельная самоотдача есть в игре лучших молодых волейболисток США, Японии, Турции, Италии. Тогда я поняла, что необходимо работать совсем по-другому. 

– Вы два сезона отыграли в Турции. Не получилось остаться там на больший срок или сами не захотели?

– В свой первый турецкий сезон 1996-97 годов я играла в стамбульском клубе «Гюнеш Сигорта» под руководством Владимира Ивановича Кузюткина. Он очень требовательный тренер, работать под его началом трудно, но сезон получился хороший. По его окончании мы с мужем вернулись в Россию и узнали радостную новость: летом у нас родится ребенок. Пришлось позвонить Кузюткину и сказать, чтобы он меня на следующий сезон не ждал. Во второй раз я приехала в Турцию уже в сезоне 1999-2000, в клуб «Бешикташ». Им руководил турецкий тренер, и для меня это был очень полезный опыт. А когда по окончании сезона нам предстояло вернуться домой, произошел ужасный случай. Мои мама и дочка улетали из аэропорта Стамбула без меня, я должна была вылететь в Россию месяца через полтора. И как только их самолет взлетел, его захватили террористы, потребовавшие лететь в Саудовскую Аравию. В течение ужасных двенадцати часов у меня не было от них никакой информации. И лишь потом мама позвонила и сказала, что сначала террористы отпустили детей, а потом уже освободили и остальных. Это был тот самый случай, когда погибла стюардесса Юлия Фомина. Все произошедшее настолько меня потрясло, что продолжать жить и работать в Турции совершенно расхотелось. Мы семьей решили, что в своей стране нам будет спокойнее и безопаснее.

– Вы всю жизнь в волейболе, ваш муж Алексей, ныне начальник команды «Омь-СибГУОР», тоже. Была ли вообще у вашей дочки Ксюши, сейчас уже двукратной чемпионки Европы среди молодежных сборных, альтернатива? Или папа и мама выбрали для нее волейбольную дорогу в жизни?

– Никакого выбора у нее не было. Она, можно сказать, выросла в волейбольном зале. У нас с мужем просто не было возможности возить ее на тренировки еще куда-то. А так мы в зале, и она с детства с нами. Всегда говорила: «Вырасту – буду, как мама». (Смеется.) Посвятит ли она, по примеру родителей, всю жизнь волейболу? Совсем не факт. Вот тут уже выбор за ней. Но даже если она выберет в жизни другой путь, занятия волейболом помогут ей воспитать самодисциплину, закалить характер, научат преодолевать трудности. А там – время покажет.

Источник: volley55.ru

– Маме по природе предназначено быть мягкой и доброй. Тренер же наоборот, должен быть требовательным и порой даже жестким. Ксения Плигунова, игрок «Омь-СибГУОР», может рассчитывать на какую-то поблажку от мамы, главного тренера команды?

– Ни в коем случае. Я с нее требую. Потому что хочу, чтобы она была лучшая. И потому, что знаю – она может. Это дома я буду доброй, мягкой, понимающей и прощающей. Все это, действительно, трудно. Особенно сложно было в первое время. Объясняю кому-то из девочек что-то во время тренировки, а сама краешком глаза всегда смотрю на дочку. А то и просто по звуку удара мяча я знаю, что она допускает технические ошибки. Тут же поворачиваюсь и начинаю что-то объяснять уже ей. Еще когда возник вариант ее перехода из красноярского «Енисея» в «Омь-СибГУОР», она мне говорила: «Мама, мы с тобой не сработаемся. Нам будет сложно». А я ей отвечала: «Ксюша, зачем ты сама возводишь перед собой какие-то психологические преграды? Чтобы потом их героически преодолевать? Не надо этого делать, мы прекрасно сработаемся».

– Решение о создании команды «Омь-СибГУОР» в августе 2016 года, назначение главным тренером – насколько все это стало неожиданностью для вас?

– Полнейшей неожиданностью. После того, как прекратил свое существование клуб «Омичка», мы все пребывали в полной неопределенности. Некоторые тренеры – Виктор Сергеевич Ушаков, Наталья Сергеевна Васильченко – уехали в другие города. Я сидела дома и ждала, что же будет дальше. И тут мне позвонил Сергей Юрьевич Новиков, который тогда возглавлял омский Центр развития игровых видов спорта. Он пригласил меня на встречу с министром спорта Омской области Дмитрием Оганесовичем Крикорьянцем. Вот там-то я и узнала, что в Омске хотят создать совершенно новый волейбольный клуб и мне сделали предложение возглавить его.

– Сразу согласились?

– Нет, взяла время на размышление. Была масса сомнений, ведь большинство омских девочек, полагая, что в нашем городе с волейболом покончено, разъехались по другим клубам. А те, кто остались в Омске, не предполагая, что уже совсем скоро им вновь предстоит играть, все лето не тренировались. О какой спортивной форме тут могла идти речь?! До старта чемпионата времени всего ничего, а ведь за результат спросят с главного тренера! Так что решение было непростым. Но в итоге я решила – сейчас или никогда. Обзвонила всех девчонок, собрались, начали тренироваться. Понемногу, очень непросто стала выстраиваться команда. Повезло, что в Омске еще оставались преданные волейболу профессионалы: Станислав Борисович Кузнецов, Светлана Александровна Артемьева, Юрий Николаевич Эртман. Все вместе мы определились с тренировочным процессом и начали работать.

– Вы поработали со многими наставниками. От кого из них, как тренер, переняли больше всего?

– В этом плане я счастливый человек – мне довелось поработать с целой плеядой замечательных наставников. Владимир Шумаков, Виктор Бардок, Сергей Овчинников, Владимир Кузюткин, Евгений Сивков – от каждого из них я старалась что-то перенять, чему-то научиться. И сейчас, когда я расписываю план на предстоящую тренировку, всегда вспоминаю: а что и как в такой ситуации делали они? Психология взаимоотношений в коллективе, как правильно найти подход к игрокам, отношение к работе – всему этому я научилась у этих заслуженных людей.

– Не кажется ли вам, что клуб «Омичка» сыграл двоякую роль в истории омского волейбола? С одной стороны – это пока что пик развития этого вида спорта в Омске. И по результатам, и по зрительскому интересу. Но с другой стороны, после того, как на первые роли у нас выдвинулись легионеры из Бельгии, США, Сербии, Кубы, Бразилии, Болгарии, Азербайджана, а также «варяги» из различных регионов России, наши омские девочки практически полностью перестали попадать в состав. Не тогда ли в омском волейболе прервалась преемственность поколений, и образовался вакуум местных кадров?

– Считаю так: когда в 2006 году в Омске создавали «Омичку», которая должна была бороться и за медали в чемпионатах России, и выигрывать кубки международных турниров, вот именно тогда под эту команду надо было создавать школу. Привлекать свою молодежь, строить интернат для талантливых девочек из других регионов, растить кадры. А мы просто привезли в Омск игроков со всего мира. И когда деньги кончились, и они разъехались восвояси, мы остались у разбитого корыта – своей молодежи нет. Вот нам сейчас, где брать игроков для «Оми-СибГУОР»?! Их попросту нет! Конечно, я как тренер мечтаю вернуть в Омск наших девочек, выступающих сейчас за другие клубы: Олю Ефимову, Машу Бондареву, Олю Лифанову из «Приморочки», связующую Алену Кириченко из  «Уфимочки-УГНТУ». Сейчас мы можем решать лишь турнирные задачи на уровне Высшей лиги «Б». А вот если бы мы вернули лучших воспитанниц омского волейбола, тогда можно было бы порассуждать и о повышении в классе. Сильно повысился бы уровень конкуренции за место в основном составе, да и молодые девочки, играя рядом с мастерами, прогрессировали бы гораздо быстрее. В том сезоне у нас была Настя Абросимова, а сейчас, в ее отсутствие, молодежь варится в собственном соку.

– «Спартак», хабаровский «Самородок», «Омичка», «Омь-СибГУОР» – какую команду вы сами считаете главной в своей жизни?

– Конечно «Спартак»! В нем я состоялась как волейболистка, была капитаном клуба, у меня были свои поклонники, которые узнавали меня на улице. Один раз, мне тогда было лет девятнадцать, стою на остановке, как вдруг из автобуса выскакивает мужчина и кричит: «Посмотрите, это же Анна Брага!» (Брага – девичья фамилия Плигуновой – прим. автора). Помню, я тогда ужасно смутилась! Но сейчас, когда вспоминаю об этом, мне очень приятно! (Смеется.) А вообще, надо любить и ценить то время, в котором ты живешь сейчас. Каждый мой клуб, в тот момент, когда я за него играла, был для меня главным в жизни. То же самое могу теперь как тренер сказать про «Омь-СибГУОР». Я очень благодарна за это судьбе!



Партнеры