В Омске разрабатывают программу, которая поможет найти виновников вредных выбросов

Дышите – не дышите

Вопрос мониторинга воздуха и выявления вредных веществ назревает в Омске давно. Особенно остро он встал этой весной, когда весь город задыхался от едкого запаха газа. «МК» в Омске» поговорил с кандидатом технических наук, доцентом кафедры промышленная экология и безопасность ОмГТУ Владиславом Баженовым об омской экологии, чистоте атмосферного воздуха и перспективах оперативного выявления источников загрязнений. Возможно ли оперативно найти источник загрязнения и что для этого нужно сделать?

Дышите – не дышите
Карта, отображающая концентрацию загрязняющих веществ в Октябрьском округе Омска. Синим цветом обозначены промышленные площадки крупных и средних предприятий.

– Ситуация в Омске непростая, и стационарных постов мониторинга действительно катастрофически не хватает. Даже если предположить, что у нас заработают не 9-10, а 20-30 постов, это не решит проблему контроля всех загрязняющих веществ. И одна из причин этого – в отсутствии утвержденных методик выполнения измерений (МВИ) по веществам. Например, есть методика измерения оксида азота, оксида серы и так далее, но нет методики измерения мазутной золы. То есть увеличение количества постов контроля может значительно повысить точность выполнения мониторинга по тем веществам, на которые есть методики, но не решит проблемы, например, с той же золой. 

Одно из решений этой проблемы – выполнение сводного проекта предельно допустимых выбросов (ПДВ) для всего города. В проект включаются все вещества, в том числе и выбрасываемые автотранспортом. Концентрации выбрасываемых загрязняющих веществ определяются расчетными методами.

Как таблички Excel помогают

Первая задача, которую поставили перед собой ученые – упростить сбор и обработку информации по источникам загрязнения атмосферы:

– В городе работают сотни мелких, средних и крупных предприятий. Каждое из этих предприятий разрабатывает собственные проекты ПДВ, и все эти проекты нам необходимо обработать, чтобы провести сводный расчет. Делать такую обработку вручную – задача очень долгая и дорогостоящая. Поэтому мы разработали первый модуль нашего программного комплекса, который анализирует электронную версию проекта ПДВ предприятия (в формате Excel) и формирует базу данных по источникам загрязнения, пригодную для выполнения необходимых расчетов. В итоге, если вручную человек обрабатывает проект, скажем за 3-4 часа, то наша программа это делает за пару секунд, – поясняет Баженов. Дополнительно в ходе исследования удалось назвать все предприятия и отдельные источники выбросов в городе. 

Вторая задача ученых состоит в оценке загрязнения атмосферы с учетом выбросов автотранспорта:

– К сожалению, пока мы не можем обойтись без натурных исследований крупных магистралей города, поэтому эта задача, скорее всего, будет решаться долго. В 2016 году мы провели исследования в Октябрьском округе и получили первый результат расчета концентраций с учетом выбросов автотранспорта.  

– Какие результаты дает программа? 

– Если у нас будет информация по всем источникам загрязнения атмосферы, мы сможем рассчитать концентрации любого загрязняющего вещества в любой точке местности. Сейчас мы разрабатываем математическую модель поиска источни-

ка(-ов) сверхнормативного загрязнения. Зная выброс источников по проектам ПДВ, а также метеоусловия, мы оцениваем вероятность того, что конкретный источник может вызвать сверхнормативное загрязнения атмосферы. Планируем определять не только источники загрязнения, но и области, где может находиться источник загрязнения.

Например, происходит выброс какого-либо вещества, которое не было занормировано ни в одном проекте ПДВ, есть жалобы от населения, есть протоколы измерений концентраций этого вещества от лабораторий – мы хотим разработать модель, которая покажет, в какой области должен находиться источник и каковы должны быть его параметры, чтобы создать измеренные концентрации. Задача, которую мы перед собой ставим, достаточно сложная, но, думаю, что мы в силах с ней справиться.

Что касается распознавания веществ, то, здесь без лабораторных исследований практически ничего сделать невозможно. Конечно, мы можем по описанию запаха ориентировочно оценить, к какой группе может относиться выброшенное вещество, но это будет очень приблизительный анализ.

Мартовским выбросам лучше не повторяться

– Кто занимается разработкой программы?

– Программированием занимаюсь я, разработкой модели поиска источника занимаюсь также я и мои коллеги: Калинин Юрий Владимирович (к.т.н.), Варакина Наталья Сергеевна (ассистент кафедры), Меркулов Василий Васильевич (аспирант, занимается анализом твердых частиц), а также студенты. Непосредственное руководство и координацию работы осуществляет наш заведующий кафедрой Штриплинг Лев Оттович (д.т.н., профессор). 

– Можно ли использовать программу на территории Омска? Велись ли уже экспериментальные исследования? 

– Именно для территории Омска мы и разрабатываем весь комплекс. Планируем проводить экспериментальные исследования ближе к концу года, когда будет готова часть программы по локализации источников, но здесь потребуется дополнительно информация по проектам ПДВ, которой, к сожалению, у нас на руках нет. Следовательно, глубина и качество эксперимента будет напрямую зависеть от заинтересованности и возможностей сотрудничества с госорганами. 

В 2015 году мы планировали сотрудничать с Минприроды по Омской области, но на тот момент у нас не было тех возможностей, которые имеются сейчас, например, оборудования для отбора проб. Сейчас, я думаю, мы сможем более предметно обсуждать вопросы сотрудничества и дальнейшей работы. На данный момент, кроме предоставления информации, нам ничего и не требуется.

– При вероятном повторении ситуации с мартовскими выбросами, возможно ли будет оперативно вычислить источник? Может ли народная карта загрязнения помочь в исследовании?

– Думаю, да, оперативно определить возможные источники сверхнормативного загрязнения сможем. Что касается того, смогут ли найти источник мартовских выбросов – затрудняюсь ответить, так как всей информацией по этому вопросу я не обладаю. Лично мое мнение – вряд ли найдут. Но очень надеюсь на положительный исход дела. Что касается народной карты, то, безусловно, это полезная и важная работа, которая может помочь в расследовании, хотя бы даже тем, что она несет качественную информацию о запахе, который ощущали жители города. Но лучше бы не было повторений мартовских событий, – заключает Баженов.